Статьи

  —   Непридуманные истории
Выбрать рубрику

Как устроены детские сады в Австралии?

Автор: Елена Другова, фото из семейного архива автора

Последние полгода моя семья живет в Мельбурне — большом многонациональном австралийском городе. Я здесь учусь, муж работает, дети ходят в школу и сад. О необыкновенном устройстве, принципах и правилах австралийских детских садов, которые меня удивили и покорили специально для ДЕТСКИЙВОПРОС.РФ.

Сразу оговорюсь, что я являюсь исследователем и практиком в сфере образования, поэтому совсем наивного взгляда на темы, связанные с образованием, у меня не бывает, однако подробно анализировать феномены, встреченные в системе дошкольного образования в Австралии, и вникать в особенности контекста тоже некогда. Поэтому это будут заметки на стыке любопытства и знания, интереса и опыта.

Улыбаемся и машем!

Еще с первых телефонных звонков в сад, когда я договаривалась о месте, я насторожилась: голоса звучали так неправдоподобно радостно, как будто со мной говорит какой-то дальний, очень любящий меня и соскучившийся родственник. Первое посещение подтвердило предчувствия: «Hi!!!» здесь кричали так, будто ты главный человек и твоего появления ждали целый год. То же самое по отношению к ребенку: поток улыбок и доброжелательности, позитива не иссякает. Я хорошо понимаю разницу между фальшивой вежливой улыбкой и искренней радостью, и здесь радость тебе и твоему ребенку — самая настоящая. Да, скажу сразу: стоят сады очень дорого, зарплаты у персонала тут вполне нормальные, на среднем уровне, поэтому работают в садах только люди со специальным образованием и правильной мотивацией, любящие детей и понимающие важность эмоционального фона для ребенка: случайных людей тут нет, а на пять детей по норме приходится один воспитатель. Этот фильтр работает отлично, но, думаю, дело не только в нем: большинство встреченных австралийцев отличается настоящим дружелюбием и готовностью помочь, так что это продолжение национальных черт. Сада у нас уже два, и второй полностью подтвердил ощущения от первого: много-много улыбок персонала, все всегда очень внимательны к вашим вопросам и комментариям по поводу ребенка. Ни разу не встретила я ни холодности, ни отчужденности, ни формализма. И это покорило мое сердце.

Свобода: в сне, прогулках, занятиях

Когда мы к чему-то привыкаем, это начинает казаться нам устойчивым и незыблемым. И, даже если то, что мы делаем, не очень удачно и не приносит большой радости, часто бывает так, что и в голову не приходит отказаться от этого или что-то поменять. Вот и традиционный для нас садовский режим: завтрак — прогулка — сон — обед — организованная активность — полдник — домой — все мы обычно воспринимаем как данность. Ведь лучше, когда есть режим, чем когда его нет, не так ли? Однако слишком строгий режим, по моему мнению, снижает самостоятельность, воспитывает излишнюю покорность и не дает помыслить себя за границами обыденного. Поэтому я была счастлива узнать, что в нашем новом австралийском детсаду по расписанию лишь еда. А вот сон, например, в любое время, когда ребенку хочется прилечь и отдохнуть. То же самое с прогулками: двери из групп во внутренний двор открыты постоянно, дети перемещаются в помещении или на воздухе совершенно свободно, выбирая себе занятие по вкусу. Занятия, опять же, специально не организовываются: такого, чтобы все сели рядочками за столы и вместе рисовали какой-нибудь поднос с хохломской росписью, не бывает. Однако есть множество уголков, где всегда стоят наготове краски, пластилин, лежат бумага, блестки, наклейки и прочие радости. Ребенок всегда сам выбирает, чем ему заняться. Ему могут помочь, конечно: часто возле стола сидит воспитатель и вокруг него стайкой несколько детей вместе усердно мастерят что-то. Но не потому, что воспитатель посмотрел в расписание и увидел там пункт «Творческая деятельность», а потому, что дети проявили интерес к чему-то и он их интерес поддерживает. Игрушки также равномерно распределены по всей просторной группе, доступ к любым игрушкам открыт всегда. Встретила я здесь и много Монтессори-материалов.

Все просто/все сложно

К некоторым вещам здесь относятся, как нам бы показалось, слишком уж просто. Например (о ужас!), нет сменной обуви, а также нет никаких кроватей, никакой отдельной спальни для сна. На пол стелется матрасик, на матрасик падает ребенок, сверху одеяльце. Вот и все удобства. При прекрасном материальном оснащении садов такой «спартанский» сон связан, скорее всего, со сложившейся культурной нормой. Кого-то она коробит, а мне показалась совершенно естественной. Австралийцы — самые закаленные в мире люди, они зимой в холод и ветер надевают шлепанцы и шорты, пока мы, сибиряки, мерзнем в свитерах и куртках. Их дети плавают в ледяном океане в октябре. Эта закалка продолжается и дома, где всю зиму живешь без отопления при температуре 18–20 градусов. Что и говорить, мы здесь болеть перестали, и дети тоже отлично закалились. К чему тут еще относятся по-простому, так это к детским праздникам. Никаких долгих репетиций, пышных костюмов, двухчасовых представлений. Все просто и очень весело. Жаль, длится совсем недолго.

Зато есть пункты, по которым заморочек больше, чем обычно. Первое — это крем от загара. Он или в обязательном порядке наносится на кожу ребенка воспитателем перед выходом на солнце, или родитель мажет своего ребенка сам «под роспись». Озоновые дыры и рак кожи в этой стране не пугалка, а суровая реальность, поэтому проводятся мощные защита и профилактика. То же самое касается головных уборов: они обязательны, если панамки нет, то ребенку дадут запасную, лишь бы лицо было в тени. Второе — это травмы. Бывало, придешь в сад, у ребенка синяк, тебе объяснят: «Да это он упал у вас». В Австралии ты получишь справку с описанием инцидента и того, какие меры были приняты (ушиб, царапина, все промыто и наложен пластырь), поскольку сад действительно отвечает за ребенка. Третье — это опоздания. Нет, ребенка можно привезти утром с опозданием в любое время, когда вам удобно, — это ОК. Четкого утреннего времени вообще нет, сад работает с семи часов. А вот опоздать, когда забираешь ребенка из сада, — совсем не ОК. Опоздания караются финансовыми штрафами, что, опять же, зашито в культуре: люди работают и дополнительные минуты их работы, потребовавшиеся по вашей вине, должны быть оплачены.

Научный подход

А вы знаете, на каких педагогических принципах основывается работа вашего сада? Наверняка многие даже не задумываются об этом, если только их ребенок не ходит в специализированный Монтессори-сад или Вальдорфский сад, названия которых говорят сами за себя. Между тем спорных вопросов много. Должны группы быть смешанными по возрасту или однородными? Должны дети по большей части учиться друг у друга или же у взрослых? Какие обучающие материалы предлагать? Помогать ли в их освоении? Как относиться к конфликтам? Какова модель взросления и в чем оно проявляется в разном возрасте? Делать упор на чтение, письмо, математику или больше развивать креативные способности и поддерживать нестандартное мышление? Разные ответы дадут вам совсем разные по атмосфере и характеру детские сады. В Австралии в почете теория этапов когнитивного развития Жана Пиаже и социокультурная теория нашего соотечественника Л. С. Выготского: большой плакат с его цитатой висит прямо в центре холла садика. У каждой группы есть свой альбом, всегда лежащий в открытом доступе. Воспитатели несколько раз в неделю делают в нем записи, рассказывая, что нового и интересного произошло за день: то чей-то день рождения отмечали, то на экскурсию сходили, то у кого-то братик родился. А однажды на развороте нашего альбома я увидела целую серию фотографий своего сына, иллюстрирующую развитие ребенка по Пиаже: развитие сенсомоторных, коммуникативных и прочих навыков. Чувства были очень сильными — от материнской гордости, что понятно, до радости за уровень профессионализма воспитателей и их желание делиться своими знаниями с родителями.

Совсем-совсем иное

А есть такие вещи, которые напрочь отсутствуют в наших садах и культуре в целом, поэтому тут сравнить невозможно — можно лишь поведать. Так, одна из базовых ценностей австралийского общества, которая транслируется в школах, садах, общественных местах, на многих мероприятиях, через книги — это ресайклинг, переработка отходов и сохранение природы. Эту ценность здесь впитывают с молоком матери, а прекрасную австралийскую природу и потрясающие национальные парки хранят в первозданной красоте. Например, дети приносят алюминиевые банки, картон, все это сдается на переработку, а вырученные средства передаются в местную больницу — такие проекты здесь обычны.

Еще стоит упомянуть, что Австралия — это такой сумасшедший микс из культур и национальностей, что коренного австралийца встретить очень сложно, да и тот может оказаться потомком мигрантов первого поколения. Это, в частности, проявляется в том, что в саду дети представляют с десяток разных национальностей, говорят на разных языках, одеваются в разных этнических стилях, имеют разные привычки. Здесь даже есть праздник, посвященный этому разнообразию как сущностной черте нации. Поэтому толерантность тоже впитывается с молоком матери: инаковость становится нормой, особенно для детей, которые воспринимают совершенно спокойно и хиджабы девочек-мусульманок, и чалмы-патки на головах мальчиков-сикхов.

Заключение

Подводя итог, перечислю кратко те ценности, которые я уже описала и которым следуют в нашем австралийском саду: дружелюбие; достоинство личности и уважение к ребенку; достоинство воспитателя и его профессионализм; свобода; развитие; разнообразие и толерантность; забота об окружающей среде. Конечно, я не претендую на объективность, всегда стоит помнить, что везде есть свои проблемы, однако эти ценности видятся мне достаточно универсальными. Очевидно, образовательное учреждение является достоверным отражением ценностей всего общества. А ценности общества поддерживаются и воспроизводятся каждым действием конкретного человека каждую минуту его жизни. Почему-то здесь это ощущается особенно четко.



Комментарии (0)

Новый номер

Выпуск №1 - 2018 Скачать файл

Консультация эксперта

Задать вопрос и получить консультацию специалистов из разных областей

Светлана Станкевич
руководитель Центра поддержки грудного и рационального вскармливания ОГБУЗ «Центр медицинской профилактики», кандидат медицинских наук, врач-педиатр.